12 Сен. 14:59

Противопожарный лагерь, который организовывала наша команда, закончился, мы выдохнули и всё осознали. Время подвести итоги и рассказать, что происходило с нами целый месяц. 

  • Природа 

Территория, которую мы стремились защищать весь август это водно-болотные угодья, состоящие из обширной сети лиманов, плавней и всевозможных балок малых или высохших рек, которые местами соединяются с лесополосами это создает уникальную природу Приазовья. Сотни видов птиц и зверей, которые обитают в этих местах, каждый год теряют свои дома из-за пожаров, а некоторые гибнут. Эта территория не имеет специализированной пожарной охраны. Городские пожарные, которые приезжают на горящий тростник, технически не готовы к такому типу пожаров, потому что их задача тушить здания и спасать людей, что у них отлично получается. Сельские поселения, у которых, в лучшем случае, есть трактор с бочкой воды, тоже способны лишь сдерживать огонь на подступах к населенным пунктам или снабжать пожарные машины водой, но эффективно тушить к сожалению, нет. 

Огромная территория каждый год страдает от природных пожаров и теряет свою уникальность. Мы считаем, что важно создавать специализированные пожарные части с подходящей техникой и оборудованием в этих районах и, конечно, развивать пожарное добровольчество. 

Проведя пожарный лагерь, мы поняли, что подобные мероприятия в пиковые пожароопасные месяцы действительно эффективны в защите ценных территорий от пожаров. В долгосрочной перспективе противопожарное просвещение в станицах и хуторах, местные жители которых поджигают тростник и сухую траву, может снизить процент поджогов. 

  • Пожары

В августе 2019 мы работали на самых больших и сложных пожарах за все годы нашей работы. В общей сложности мы работали на 15 пожарах. Два из них были настолько сложными, что даже совместно с пожарными, их не удалось потушить. Крупнейший пожар действовал 9 суток (по нашим наблюдениям с 2016 года, так долго не действовал ни один пожар). На нем мы работали 80 часов, с 25 августа по 1 сентября. Дополнительная техника могла бы ускорить тушение, а в какие-то моменты и авиация, но вернемся к реальности, из дополнительной техники у нас был трактор с бочкой. Выгоревшая площадь составила 2 432 гектара. Плюс к этому плотное задымление населенных пунктов и уничтожение ценной природной территории. 

Нам удалось попробовать новые методы тушения тростниковых пожаров. Столкнулись с заторфованной почвой, или, как её называют местные, кочкА- это высохший ил и корни тростника, достигают до 50 сантиметров в глубину . Тушить их с помощью РЛО и воздуходувки бесполезно, нужно заливать очаги большим количеством воды или прокладывать минерализованные полосы. Вывод один: при наличии нужного оборудования и техники потушить такой пожар реально. 

За этот месяц еще раз убедились в том, что мотопомпы и рукавные линии незаменимое средство при тушении тростниковых пожаров. Два раза с помощью помпы и рукавов удалось останавливать огонь. Работали в паре с машиной пожарных: сдерживали огонь, пока машина уезжала на дозаправку, и проливали обочины дорог, чтобы предотвратить перебросы огня через дорогу, пока машина работала на кромке пожара. 

Одежда и средства индивидуальной защиты прошли множество испытаний за этот месяц. Мы попробовали тушить пожар, как наши европейские коллеги, используя только лесопожарную каску, огнестойкие очки и пелерину (маска из огнестойких тканей со вставленным одноразовым респиратором). Вывод: с таким набором работать на пожарах легче, но при сильном задымлении, интенсивном пламени и высокой температуре нет никаких шансов эффективно работать на кромке. БОП или боевая одежда пожарного (спасибо всем нашим пожарным братьям, которые помогают и снабжают нас боёвками) необходима для работы на кромке пожара при высокой интенсивности горения. Становится жарко и душно, поскольку это уже третий слой одежды на человеке, зато этот слой дает возможность работать, максимально защищая себя от возможных ожогов и позволяет подбираться к самому высокому пламени. 

  • Люди 

Главное в добровольчестве это люди. И за время лагеря нам удалось познакомиться с самыми прекрасными, классными, интересными и удивительными людьми. Это были ребята и девчонки из Санкт-Петербурга, Москвы, Волгограда, Астрахани, Ростова-на-Дону и Краснодара. С кем-то мы были знакомы до лагеря, с кем-то познакомились только в лагере. Но абсолютно все вписались в атмосферу лагеря, соблюдали правила, участвовали в активностях, делились новым. Это было замечательно. Атмосфера, созданная единомышленниками, очень помогает не останавливаться на достигнутом, понимать, что рядом есть поддержка. Всем, кто был рядом с нами, готовил вкусную еду, следил за порядком в лагере, был наблюдателем, ездил на выезды и тушил сложные пожары, огромное спасибо! 

  • Политика

Никогда не думали, что тушение пожаров и политика могут пересекаться. С одной стороны добровольцы, которые в свободное время, за свои средства и пожертвования сторонников делают противопожарный лагерь, тушат сложные пожары и помогают МЧС. С другой местные жители, которые каждый год видят (а местами и устраивают) эти пожары, местные чиновники и главы, которые каждый год сталкиваются с пожарами практически в одних и тех же местах, чиновники от МЧС, подчиненные которых каждый год тушат эти пожары. А между пропасть непонимания, беспочвенные обвинения и грубость. 

  • Хронология событий

Весь месяц мы работали совместно с пожарными и поначалу никаких проблем не было. Но потом всё изменилось. Рассказываем что и почему.

Зарево от пожара мы заметили 25 августа в 20:00 за 60 километров от места возгорания, с крыши нашей базы. Приехали в 23:00, увидели большой пожар возле хутора Могукоровка Калининского района. Половина хутора в плотном дыму. Сразу вызываем пожарных, параллельно начинаем тушение. Пожарные приезжают с Приморско-Ахтарского района (этих ребят мы уже знаем, с ними тушили, они молодцы). Мы понимаем, что эта пожарная машина одна на множество деревень вокруг и опустошать её нет смысла, а если загорится дом? Понимаем, что нужно просить помощь от администрации Калининского района, на чьей территории действует пожар. Звоним в районный ЕДДС, говорим, что нужна любая емкость с водой на колесах. Емкость обещают только к утру. Мы продолжаем тушить. Звонок на телефон доверия ГУ МЧС, говорим, что пожар большой, рядом с населенкой, нужна любая емкость с водой на колесах. Нам говорят, что мы единственные, кто сообщил о пожаре, а время уже за полночь, пожар действует больше 5 часов. Через полчаса один из краевых начальников пожарных звонит и ругается на нас за то, что мы жалуемся на его подчиненных. После получасового разговора мы находим взаимопонимание, нам обещает найти силы в помощь на тушение. К трем часам ночи дают трактор с бочкой воды и присылают пожарных, тех, что первые приезжали на выезд. К этому времени мы уже потушили все открытые очаги и обнаружили, что местами пожар ушел в заторфованную почву. Решаем вместе с ФПС пробовать взять его с помощью помпы и рукавов с утра. Наши силы трактор с бочкой и пожарный расчет. Ничего не выходит, а утро уже наступает, фронт очень большой, техники и возможностей мало. К этому моменту мы со всеми прекрасно общаемся, работаем плечом к плечу.


С утра приезжают глава поселения и районный начальник от МЧС по тушению, со всеми идет конструктивный и спокойный диалог. Дают телефоны, обещают найти силы для тушения, просят звонить напрямую. На следующий день продолжаем работать на этом пожаре, помогаем МЧС и администрации, все хорошо. Встречаем директора местной охотбазы, который рассказывает нам, что поджигают некие добровольцы. После того, как он узнает, что мы добровольцы, идет на попятную и говорит, что добровольцы это хорошо. Первый звоночек для нас, что начали распускать слухи. По словам местных, здесь горело и в прошлом году, но было больше воды в плавне, и пожар не был таким масштабным. Далее начальник МЧС по тушению в этом районе рассказывает, что некоторые местные жители и чиновники считают, что поджигаем мы. Второй звоночек для нас. Но мы продолжаем работать. Вместе с пожарными сдерживаем огонь от перехода через насыпь и тем самым спасаем большой кусок плавни от выгорания. Следующий день приносит нам новость о том, что ту часть плавни, которую мы спасли вчера, снова подожгли. Мы конечно расстраиваемся, но снова принимаемся тушить. В этот момент к нам приезжает участковый и берет объяснения. Чиновники от пожарных с нами уже не общаются. Возможно тоже считают нас поджигателями. Параллельно к нам приходит информация, что чиновники с Приморско-Ахтарского района очень недовольны тем, что мы проводим противопожарный лагерь на их территории, и тоже считают нас поджигателями. Но мы продолжаем работать на этом пожаре совместно с МЧС и с рядовыми пожарными. После сложного ночного тушения два экипажа возвращаются на базу, и по дороге в 4 утра их останавливает машина ДПС проверка документов, проверка багажников, вопросы. Мы думаем, что это случайность. Но на утро на базу приезжает целая делегация полиции из четырёх автомобилей. Якобы поступило сообщение о выстрелах, и они приехали проверять. Вели себя спокойно. Осмотрели базу, составили все отчеты и протоколы, и вы не поверите! оружия не нашли. Мы воспринимаем это как намёк на то, что нам пора уезжать. Но пожару все равно, он продолжает действовать и мы продолжаем отправлять туда экипажи на помощь в тушении. 

Также понимаем, что есть риск нападения на лагерь, повторение того, что было в 2016 году. Пытаемся договориться с главой района о встрече, чтобы урегулировать конфликт. Вокруг базы начинают ходить молодые люди спортивного телосложения, просматривают проходы к базе. Можно было бы посчитать это паранойей, но за весь месяц здесь максимум кто появлялись, так это дедушки с удочками. А тут внезапно крепкие ребята в перчатках, явно не порыбачить пришли. Принимаем решение уехать с базы и ночевать в другом месте. Наутро обнаруживаем, что в лагерь заходили люди, но ничего не тронули и не повредили. В итоге два следующих дня часть людей работает на пожарах, часть остается в лагере и внимательно наблюдает за тем, что происходит вокруг. 


Во вторник, 3 сентября, проходит долгожданная встреча с главой Приморско-Ахтарского района. Дословно это передать не получится, так как телефоны нас попросили выключить, чтобы избежать аудиозаписи с нашей стороны. Делегация чиновников района была внушительная. Общий посыл такой: нас считают поджигателями, жители района хотели поговорить с нами по-мужски, но их остановили власти. Но все уверены, что как только мы появились, так все и загорелось. В ответ на это мы показали статистику природных пожаров в это время года на этой территории с 2003 года, которая явно показывает, что горит каждый год и именно в конце лета. Конечно, это никого не впечатлило, и чиновники продолжили общую линию, что мы чужаки, и все из-за нас. Стоит отметить умение чиновников вести такие беседы: сперва утверждение, что это мы или наши подельники поджигают, потом заявление о том, что нас-то никто не обвиняет, но если мы знаем, кто поджигает, чтобы мы им передали, что их найдут и покарают. Любое наше предложение о сотрудничестве скатывалось в обсуждение, что мы некомпетентны, тушить не умеем, лучше бы делом занимались и на работы устроились. По словам чиновников, местные жители никогда не поджигали плавни, им это не нужно. А если и подожгли, то кто-то же им внушил, что это нужно! И все в таком духе. Но напоследок заявили, что сотрудничать с нами хотят, чтобы менять ситуацию, правда перед этим спросили, чего же мы добились в плане уменьшения природных пожаров за месяц нашего лагеря. По итогу мы поняли, что сотрудничать с нами тут явно никто не хочет. Что есть в этих местах люди, которым очень не нравится, что к проблеме природных пожаров начинают привлекать внимание. Что местное население охотно верит слухам про неких добровольцев-поджигателей, поскольку осознать что твой сосед, кум, сват или брат поджигает, намного неприятнее чем то, что это делают приезжие. 

  • Итог 

Не смотря ни на что, это было полезно и продуктивно. Мы точно продолжим работу в этом направлении в формате лагеря или экспедиции. Мы точно продолжим защиту Приазовья от природных пожаров. Мы точно продолжим менять отношение местных жителей к поджогам, а местных властей к добровольчеству. И хочется закончить словами одного славного парня: Я здесь не тушу пожары, а борюсь с человеческим невежеством, и пока есть невежество, у меня точно будет работа! 

Фото Лисы:

Новости от нас

Мы собираем всю информацию об изменении климата, пишем о природных пожарах в России и в мире. Узнавайте новости от нас первыми!